Журнал

СОЗДАВАЯ РАДОСТЬ – ИНТЕРВЬЮ С СОЗДАТЕЛЯМИ ГОЛОВОЛОМКИ, ч. 2

  • Что вы хотели сказать, ставя во главу разные эмоции у второстепенных персонажей?


    Доктер: Мы хотели привлечь внимание к Радости, и показать её влияние на характер главной героини и других персонажей. Так вы можете лучше прочитать персонажа — один будет более ворчлив, другой немного пуглив. В некотором роде, это была своеобразная игра.


    Ривера: Когда кто-то спросил нас, «почему у главы семьи старше всех - Гнев?», я закричал в ответ, «Да потому что я рисовал с себя!»

     

     

    Эмоции родителей были сразу разделены по половому признаку — женщины у матери и мужчины у отца?


    Ривера: да, это разделение получилось очень естественно. У всех эмоций отца есть его отличительная черта — усы, а все эмоции матери носят очки. Это облегчает считывание персонажей. 

     

    От нескольких людей мы узнали, что было много вещей, которые не ушли дальше монтажной. Было ли что-то особенное, за что вы боролись, чтобы сохранить это в фильме, но сделать это не получилось?

     

    Доктер: Да, много всякой всячины. В ходе фильма, например, они посетили Хранилище Секретов. Это самое тёмное, таинственное место, где были все тайны Райли. Например, Райли знала, что её подруга Мэг целовалась с мальчиком. Также у нас была отличная сцена, в которой раскрывалось понимание музыки как языка. Когда вы наблюдаете, как ваша кошка слушает вашу музыку, в каком-то смысле вы общаетесь на одном языке. В сцене Радость сама становится  формой музыки, но закончилось тем, что эту сцену мы не смогли связать с сюжетом. Было много всего в таком же духе...

     

    В какой-то момент было так, что вместо Грусти Радость гуляла со Страхом. Почему на её место стала Грусть?

      

     

    Доктер: Мы выбрали Страх, потому что в начале это было правдоподобно. Так что многие мои решения были основаны на страхе. В каком-то смысле, страх - это якорь и Радость будет тянуть его вперед, Часто Райли оглядывается назад и принимает какие-то решения в одиночку. Такие ситуации можно рассматривать с участием грусти, но не страха, поэтому их пришлось поменять.

     

    Как вы выбирали актёров на роли эмоций?

     

     

    Ривера: Это было очень весело. Мы начали перебирать всех кандидатов. Конечно, у нас был список профессионалов, которых мы любим, и просто неизвестных любителей. Билл Хадер был в этом списке. Мы были его преданными поклонниками. В один прекрасный день Билла мы встретили на нашей струдии - его агент сказал Биллу, что любит нашу анимацию и Билл захотел прийти и посмотреть на нас. Так мы познакомились. Он очень хорошо подошёл на роль своего персонажа. Оказалось, что ещё он великий писатель и теперь мы с ним сотрудничаем.

     

     

    И Эми — мы были очень рады, когда познакомились. Мы просто влюбились в нее и теперь являемся ее большими поклонниками. Она всё делает играючи и ради удовольствия.

    Доктер: она сказала что-то вроде, «я могу безнаказанно говорить вещи, которые большинство людей делать не могут.» Она пойдёт очень далеко.

     

    Вы одновременно выбрали всех актёров?

     

    Ривера: Нет, выбирали около года или полутора. Билл был первым.


    Как долго актёры участвовали в производстве фильма?


    Доктер: По-моему, около трёх лет.


    Ривера: Билл участвовал около двух лет. И он пришел и помог нам написать рассказ. И тогда Эми была последней, и её участие потребовалось примерно на год. За три года мы поработали со всеми актёрами. Так долго, потому что было много бумажной волокиты и трудностей с написанием персонажей. Мы постоянно были в поиске. Часто находили кого-то случайного и пробовали его на роль вперёд составленного списка актёров, давая задания для разных персонажей.

     

    Как вы сделали негативные эмоции приятными зрителю? Это же очень сложно, мало кто захочет быть похожим, например, на Отвращение.

     

    Доктер: Негативные эмоции составляют важный аспект любой комендии. И, самое смешное, что я чувствую, что их легче писать,  потому что они смешнее. Радость очень тяжело было создавать. 

     

    Как вы думаете, дети будут боятся сцены с собакой?


    Доктер: Мы на это надеемся.
    Ривера: Я не знаю. Мой шестилетний сын, наверное, будет немного напуган.
    Доктер: Если серьёзно, то нет.  Гуфи вытворял гораздо более жутковатые, но смешные вещи. Но он один из самых главных персонажей, кого люди вспоминают.

     

     

    Материал подготовил Шитиков Семён.

    Источник.