Журнал

Преображение мышонка. Безнадёга и доход с мексиканских гусениц

  • Студия Дисней выпустила «Микки, Дональд и Гуфи – три мушкетёра» в 2004 году,

    спустя много лет после того, как Стив Хулитт попытался осуществить эту идею

     

    Создание успешных полнометражек – основа жизни любой крупной анимационной студии. Успех не определяется количеством приглашённых звёзд (хотя, попробуйте убедить в этом исполнительного директора) или визуальными эффектами (по сути, анимация и есть один большой визуальный эффект). Лишь увлекательный сюжет и яркие образы персонажей, помноженные на качество исполнения, могут сделать полнометражный мультфильм по-настоящему успешным.


    На создание полнометражки, как правило, уходит несколько лет. «Питера Пэна» Дисней начинал делать ещё в тридцатых годах; «Леди и Бродяге» пришлось долгих десять лет провести в сценарном отделе, прежде чем история оформилась окончательно. Из недавних проектов достаточно вспомнить «Рапунцель», сценарий которой также разрабатывался на протяжении десяти лет или «Ральфа», чьё производство многократно замораживалось, но всё же завершилось в 2012 году.


    В семидесятых, когда я только прибыл на студию, Вули Райтерман возглавлял команду сценаристов, но идеи просачивались из самых разных источников. Художник концепт-арта Фред Лаки принёс книгу про «Спасателей» и был приглашён к работе над этим проектом. На первых этапах работы «Спасателей» воспринимали, как мультфильм категории «Б», что означало низкобюджетный, вторичный по значимости продукт. Однако, с течением времени, его производство расширялось, и в итоге на экраны вышла потрясающая полнометражная картина, ставшая самым успешным проектом студии Дисней после «Книги джунглей».


    Начав карьеру в Walt Disney Productions, я подумал, что было бы здорово сделать мультфильм с участием Микки Мауса, Дональда и Гуфи. Я тогда фанател от «Багдадского вора» с Дугласом Фэрбенксом и живо представлял себе приключения знаменитой диснеевской тройки в антураже «Арабских ночей». Потихоньку в моей голове рождалась история и мне даже удалось уговорить аниматора и дизайнера Энди Гэскилла нарисовать Микки, парящего на ковре-самолёте. Руководство студии не придавало ровно никакого значения моим идеям, но так приятно было помечтать!


    С идеей о приключениях трёх друзей (Микки, Дональда и Гуфи) я не расставался на протяжении всего времени работы на студии Дисней. Спустя годы после моих мечтаний об «Арабских ночах», мы с Питом Янгом решили перенести неразлучную троицу в мир «Трёх мушкетёров» Александра Дюма. На этот раз руководство одобрило сюжет и даже пригласило продюсера для работы над проектом.


    На волне энтузиазма мы с Питом пересмотрели все доступные фильмы про мушкетёров, отмечая в них самые интересные моменты для будущего сценария. Пит начал делать первые наброски действий персонажей и придумывать шутки. Процесс пошёл!


    Но тут я совершил нечто, ставшее роковой ошибкой. Я раздобыл копию киноплёнки с музыкальной комедией «Три мушкетёра» Алана Двона, 1939 года выпуска. Это был малобюджетный фильм, снятый на студии «20-й век-Фокс». В роли мушкетёров там были знаменитые братья Ритц, но их пародии на героев книги Дюма были настолько вычурны и нелепы, что Пит никак не хотел использовать этот фильм для работы над сценарием. По его мнению, наш проект должен был больше полагаться на сюжет оригинального произведения.


    Однако новоявленный продюсер пришёл в восторг от идеи сценария на базе пародийной комедии. Он хотел, чтобы мы целиком скопировали характер персонажей оттуда. Мы с ним и Питом сначала вежливо обсуждали необходимость задействования пародии в сценарии, но никто не хотел уступать и беседы перешли в ожесточённые споры. Дошло до того, что однажды Пит, оставшись со мной наедине, вышел из себя: «Какого хрена ты притащил сюда этот отстой?! Теперь мы по уши увязли в дурацком сценарии!»


    Работа над «Мушкетёрами» продолжалась ещё несколько месяцев, но сценарий так и не получился. Мы с Питом пытались гнуть свою линию, а продюсер – свою, и со временем проект потихоньку сошёл на нет. История забылась, но идеи не умирают. Спустя годы, в одном из подразделений компании Дисней вновь приступили к «Трём мушкетёрам» с Микки, Дональдом и Гуфи. Правда, сценарий писали совершенно другие люди с чистого листа. В итоге фильм вышел на экраны, но его сюжет имел мало общего с книгой Дюма.


    Моя третья попытка разработать проект с участием Микки Мауса была предпринята, когда руководящие посты заняли Майкл Айснер и Джеффри Катценберг. Во время большого заседания, посвящённого будущим проектам студии, я предложил экранизировать рассказ Киплинга «Человек, который хотел быть королём». Главная роль отводилась Микки, что, по моему замыслу, должно было способствовать популяризации символа компании. Катценберг захотел увидеть краткое изложение сценария. Я написал его довольно быстро, но Джеффри не оценил моего литературного таланта и сценарий отправили «на полку».

     

    Однако некоторым отвергнутым проектам, так или иначе, всё же давали ход. Вскоре после забастовки аниматоров, Пит Янг предложил сделать короткий мультфильм про Винни Пуха, и проекту сразу дали зелёный свет. Пит обладал потрясающей способностью моментально получать согласие. Он уже подготовил два сюжета из книг Милна и попросил меня, Рона Клементса и писателя Тони Марино помочь с написанием сценария.

     

    За всё время моей работы на студии Дисней, короткометражка «Винни Пух и День рождения Иа» была самым быстрым и лёгким в работе проектом. Никто не разжигал ожесточённых споров и всё как будто шло по накатанной колее, оставалось только творить! На все раскадровки ушли считанные недели, а Рон Миллер, взглянув на них, высказал своё одобрение.


    Оставалось только дать готовый материал аниматорам, и тут начались проблемы. Руководство решило, что мультфильм будут анимировать в маленькой студии Лос-Анджелеса, от чего Рон Клементс пришёл в ужас.


    – Как они могли пойти на ЭТО!?, – недоумевал Рон. – Там же просто изуродуют наш проект! И всё только ради того, чтобы сэкономить деньги!?

     

    Увы, это оказалось правдой. Компания пыталась угнаться за двумя зайцами: выпустить мультфильм знаменитого диснеевского качества и потратить на это как можно меньше средств. И, вплоть до окончания работ над картиной, Рон продолжал сокрушаться по поводу того, в чьи руки она попала. Когда мультфильм был уже почти готов к выходу, Рон попросил вычеркнуть из титров своё имя. Его просьба была исполнена.

     

    Рону Клементсу было стыдно за качество анимации в мультфильме «Винни Пух и День рождения Иа»,

    поэтому он попросил убрать своё имя из титров

     

    В титрах остались Пит Янг, Тони Марино и я. Мы были не столь утончёнными эстетами, как Рон, и решили, что раз уж мы изначально хотели быть упомянутыми в титрах и удостоились этого – быть посему! Нас не сильно беспокоил тот факт, что это был первый за полвека мультфильм студии Дисней, для создания которого были наняты сторонние аниматоры.


    В разработке находилось множество проектов, но ни в одном из них не были задействованы классические диснеевские персонажи. Ветеран студии Мел Шоу руководил несколькими короткометражными проектами по мотивам сказок Ганса Христиана Андерсена. Мы с Джоном Лассетером работали над «Соловьём» Андерсена целых… три недели!


    Особое внимание я уделил обработке сказки «Красавица и Чудовище». Я пересмотрел фильм Жана Кокто, изучил оригинальный текст и раздал свою черновую версию сценария бывалым мастерам студии. Ветераны ознакомились с текстом и пятеро из них, заинтересовавшись, решили обсудить потенциал, заложенный в моей обработке сказки.


    Мы расположились в комнате для совещаний на втором этаже. Справа от меня сидел Вэнс Герри, слева – подтянутый седовласый художник-раскадровщик Эл Уилсон. Эл живо на всё реагировал, а его немного нервный смех был очень к лицу и делал его похожим на Джимми Стюарта. Он передал свою копию текста и взглянул на меня:

     

    – Я… Даже не знаю, что сказать… Стив, и ЭТО ты называешь интересным?.. Думаешь, что ЭТО кому-то понравится?.. Я сильно сомневаюсь… Правда, не понимаю, зачем это всё… Я…


    – Скажи прямо, Эл, к чему ты клонишь? – вмешался Вэнс, нахмурившись.


    – Это… просто какая-то лживая… выдумка и… Я просто не могу… это принять, в том смысле что… Неужели Стив думает, что ЭТО… хорошо?


    – Чёрт побери, Эл!!, – взорвался Вэнс, – Долгие годы я только и слышу, как ты поливаешь кого-то дерьмом! И меня это достало!!! Может, уже ЗАТКНЁШЬСЯ???


    Вэнс буквально орал, его лицо побагровело. К тому моменту я проработал на студии уже семь лет, но не мог даже представить себе мистера Герри, этого улыбчивого весельчака, в таком виде. Все уставились на него в оцепенении, кроме Эла, который пытался оправдываться:


    – Вэнс! Я… Я не имел в виду, что это… ужасно, я всего лишь…


    – Мы все знаем, что ты имел в виду, Эл!, – наседал Вэнс, – Просто ПРЕКРАТИ ЭТО СЕЙЧАС ЖЕ! ЗАТ-КНИСЬ!!!


    Эл прикусил язык. Я предположил, что у Вэнса были давние счёты с Элом Уилсоном, но предпочёл не расспрашивать их об этом. Не стоит выносить сор из избы.


    Не помню, что было сказано на совещании потом, единственное, что осталось в памяти – бледное лицо Эла, который выглядел очень подавленным. И конечно же, я никогда не забуду разбушевавшегося Вэнса. О моей обработке сказки больше никто не вспоминал, равно как и о многих других идеях, витавших в умах наших сценаристов. Лишь спустя продолжительное время после моего ухода со студии, над «Красавицей и Чудовищем» снова началась работа, завершившаяся созданием легендарного блокбастера.


    Хорошие идеи не умирают, в отличие от посредственных обработок сказок…


    Но самый лёгкий и беззаботный проект для нас с Питом Янгом был осуществлён вне студии Дисней. Им оказался 75-минутный мультфильм под названием «Гусеница Кэти».


    Эта самая гусеница была довольно известным персонажем в Мексике и Южной Америке. Она принадлежала мексиканской государственной корпорации Televicine, расположенной в Мехико. Так случилось, что Televicine захотела выпустить полнометражный мультфильм со своей героиней, уже снискавшей славу.


    И вот, в один прекрасный весенний день 1983 года, мне позвонил представитель этой мексиканской телекомпании, чтобы узнать, не заинтересует ли меня написание сценария для полнометражки про гусеницу Кэти. Televicine уже обращались к сотрудникам Дисней с предложением подработки, но первый контракт сорвался из-за сильной загруженности нашего коллеги.


    Я же всегда был приверженцем стороннего заработка и потому охотно согласился. В следующем телефонном разговоре я узнал, что меня взяли в проект. А ещё спустя пару звонков, нас было двое – я договорился с Televicine, чтобы в команду приняли мистера Янга.


    Мексиканская телекомпания захотела рассмотреть нас поближе и мы с Питом вылетели в Хьюстон, штат Техас, на переговоры с представителями Televicine. Наша страна тогда выбиралась из кризиса, но Хьюстон уже процветал за счёт добычи нефти. Мы с Питом поселились в роскошном отеле, который примыкал к торговому центру невероятных размеров. Этот гипермаркет был так огромен, что стоило там потеряться какому-нибудь малышу – можно было смело объявлять его в розыск и печатать фотографии на пакетах с молоком.

     

    Вечер субботы мы провели на десятом этаже, отведённом для представителей Televicine, обсуждая всевозможные сюжетные повороты и персонажей, которых желала видеть в картине прелестная брюнетка по имени Сильвия Роше. Очаровательная леди была «мамой» этих сказочных героев и всячески настаивала, чтобы излюбленное восклицание гусеницы Кэти «Уиппити-пау!» то и дело звучало с экрана. Пит усмотрел в этом далеко идущие планы, однако мы дружно соглашались со всем, что нам говорили. Когда тебя нанимают на работу, приходится исполнять все прихоти работодателя.

     

    Мы вернулись в Бербанк. И на протяжении нескольких месяцев, после работы над опасными приключениями мышиного сыщика в Лондоне, приступали к сочинению истории про милую маленькую гусеничку. Я писал сценарий, а Пит делал раскадровки. Когда всё было готово, нам предстоял долгий и тяжёлый перелёт в Мехико, где мы передали все свои наработки представителям телекомпании.


    Казалось, наши работодатели были довольны. Нас поселили в четырёхзвёздочном отеле, а вице-президент компании устроил экскурсию по городу и был невероятно любезен с нами. Но когда, год спустя, мультфильм вышел на экраны, мы с Питом просто выпали в осадок. Нет, всё было сделано, как мы и задумывали – и сценарий, и действия героев, но… у картины не было английских субтитров! Мультфильм был выпущен малоизвестной испанской студией Moro Creative Associates в Испании, на испанском языке…

     

    Televicine тоже экономили, как могли, но всё же мы получили свою долю.

     

     

    Дальше было ещё интересней, в известном смысле этого слова. Через месяц после выхода «Кэти» мы узнали, что Рон Миллер, глава студии Дисней, собирается её посмотреть. Нам с Питом стало не по себе. Что подумает Рон, увидев наши имена в малобюджетном иностранном мультфильме? Надо было срочно придумать какую-то отговорку. В итоге, после пары часов заламывания рук и посыпания голов пеплом, было принято решение изображать эдаких «пофигистов»: «Да, так себе мультик, да, это далеко не Дисней, ну и что с того? Мы подрабатывали, как могли – нам нужны были деньги».


    Скрепя сердце, мы отправились на традиционный пятничный просмотр, где присутствовал совет директоров и другие официальные лица компании Дисней. Мы притаились на задних рядах просмотровой комнаты на третьем этаже, где Рон знакомился с проектом, в котором, по стечению обстоятельств, «засветились» двое его подопечных.

     

    Когда просмотр был окончен, Рон в течении трёх минут чехвостил нас за мультфильм, после чего милостиво удалился. Мы воспринимали его критику сквозь пелену, словно под наркозом.


    Впоследствии, Пит относился к нашему совместному опыту философски. Он был не вполне доволен качеством реализации проекта, но заработанные деньги (а это была треть нашей зарплаты за год) покрывали все издержки. Кроме того, раз уж сторонний проект не привёл к серьёзным последствиям со стороны главного босса, можно было говорить об этом с лёгкостью.


    – По крайней мере, картина вышла на экраны, Стив, – говорил он, – А это значит больше, чем все диснеевские проекты, отправленные «на полку»!

     

     

    Продолжение следует

     

     

    ОГЛАВЛЕНИЕ

     

    Глава первая. Приём на работу в Дисней

    Глава вторая. Ларри Клеммонс

    Глава третья. Команда сценаристов Диснея

    Глава четвёртая. О, старина Кен!

    Глава пятая. Вули Райтерман и его долгие собрания

    Глава шестая. Погружение в историю (часть первая)

    Глава шестая. Погружение в историю (часть вторая)

    Глава седьмая. Когда все покидали Дисней 

    Глава восьмая. Микки Руни, Перл Бэйли и Курт Рассел

    Глава девятая. Команда CalArts берётся за дело (часть первая)

    Глава девятая. Команда CalArts берётся за дело (часть вторая)

    Глава десятая. Котёл неурядиц (часть первая)

    Глава десятая. Котёл неурядиц (часть вторая)

    Глава одиннадцатая. Грызуны-сыщики и забастовки (часть первая)

    Глава одиннадцатая. Грызуны-сыщики и забастовки (часть вторая)

    Глава двенадцатая. Безнадёга и доход с мексиканских гусениц

    Глава тринадцатая. «Мышиный сыщик» набирает обороты

    Глава четырнадцатая. Зовите нас просто: Майк и Фрэнк (часть первая)

    Глава четырнадцатая. Зовите нас просто: Майк и Фрэнк (часть вторая)

    Глава пятнадцатая. Прибытие Джеффри Катценберга

    Глава шестнадцатая. Минута славы Айснера и Катценберга (часть первая)

    Глава шестнадцатая. Минута славы Айснера и Катценберга (часть вторая)

    Глава семнадцатая. Тернистый путь "Оливера и компании"

    Глава восемнадцатая. Прощай, Дисней!

    Глава девятнадцатая. "Бэзил" или "Мышиный сыщик"?

     

Комментарии

0 комментариев