Журнал

Преображение мышонка. Котёл неурядиц (часть вторая)

  • Мы видели в «Чёрном котле» революционный проект, надеялись, что он совершит прорыв и выведет анимацию Диснея на новый уровень. Однако наши надежды вскоре начали таять. Управленцы, руководившие до этого «Лисом и псом», были непреклонны: картина должна быть в духе «Спящей красавицы».

     

    Для создания образов главных героев был приглашён Милт Кал, который уже был на пенсии. Да, этот ветеран блестяще справился со своей задачей – Таран, Айлонви, менестрель и другие персонажи были безупречны с профессиональной точки зрения. Но между ними и разработками Тима Бёртона лежала пропасть.

     

    Таран, главный герой, слева – персонаж Тима Бёртона, справа – Милта Кала

     

    Произошёл раскол в команде, работающей над проектом, и Джо Хэйл знал об этом. По одну сторону баррикад находился Джон Маскер и большинство раскадровщиков, по другую – продюсеры, создававшие «Лиса и пса». Мистер Хэйл тщетно пытался помирить враждующих и убедить их в том, что причина разногласий несущественна. В конце концов, он перешёл на сторону представителей старой закалки.

     

    Одним из первых бастионов, павших в ходе этой войны, стал образ Рогатого Короля в исполнении Вэнса Герри. Толстяк-викинг с густой рыжей бородой и буйным нравом превратился в тощий скелет в балахоне с капюшоном, скрывавшим лицо, с горящими угольками глаз.

     

    Сценарий с каждым месяцем становился всё более мрачным и всё дальше уходил от авторского текста. Облик Тарана и Айлонви, включая одежду, был доработан в духе ранних диснеевских персонажей. Айлонви носила платье, у неё были длинные белокурые волосы, что делало её похожей на Аврору из «Спящей красавицы». По правде говоря, она вполне могла быть дочерью Дикой Розы.

     

     

    Арт Стивенс (справа) и Рубен Прокопио во время производства «Чёрного котла»

     

    Молодёжь на студии негодовала, однако, худо-бедно, работа продвигалась вперёд. И вот, студию покидает Арт Стивенс, решивший поставить точку в своей многолетней карьере и ушедший на пенсию. Пит Янг надеялся, что приглашённая для работы над сценарием Розмари Энн Сиссон поможет уладить нарастающий конфликт, описав своё видение проекта, но она уже закончила текст и тоже покинула студию.

     

    Джо Хэйл подключил к работе маститых художников – Дэйва Джонаса и Эла Вильсона, с приходом которых из кабинетов юных дарований внезапно стали пропадать раскадровки. Таинственные исчезновения не обошли стороной и офис первого руководителя проекта – Джона Маскера.

     

    «С меня довольно», – сказал Джон. «Когда пропадают мои раскадровки, а я не получаю никаких новых заданий, это означает одно – я списан со счетов. Надо что-то делать».

     

    Обычно, ближе к завершению картины, её эпизоды отшлифовываются до блеска. Персонажи становятся более правдоподобными, ясно вырисовываются сюжетные повороты и, по мере накопления готовых кусков анимации, уменьшается число спорных вопросов. Однако в случае с «Чёрным котлом» всё пошло не так. Противоречия только нарастали по ходу работ, персонажи казались неестественными, а развитие сюжета теряло логику.

     

    На протяжении первых двадцати-тридцати минут фильма было ясно одно: Таран мечтает стать великим воином, но осознаёт свою слабость, вокруг старого волшебника Доллбена сгущаются тучи, а свинку Хен Вен похищают крылатые чудовища. Но после этого начиналась какая-то чехарда невнятных историй, а новые герои, появляющиеся по ходу сюжета, выглядели просто смехотворно и не внушали доверия. Да, было несколько впечатляющих моментов, только вряд ли они могли надолго увлечь зрителей. А к нелепым и карикатурным персонажам второго плана было трудно испытывать симпатию. В общем, редкие достойные фрагменты никак не «вытягивали» проект целиком.

     

    Спустя некоторое время, большинство из первого набора команды разработчиков оказались не у дел и пытались найти себе хоть какое-то занятие в студии. Но нет худа без добра: Рон Клементс и Пит Янг вовремя нашли общий язык и в пресловутом «Чёрном котле» вновь закипела работа, пусть и без нашего участия.

     

    Я посвятил «Чёрному котлу» без малого пару лет, однако, к выходу мультфильма на большом экране в середине восьмидесятых, там не сохранилось практически ничего из моих задумок. Разве что один сюжетный поворот, благодаря которому Ффлуддер Ффлэм появляется в картине раньше, что также позволило немного «оживить» сценарий, а именно – жалобные вопли менестреля.

     

    Очередные неурядицы посыпались в «Чёрный котёл» в конце 1984 года, с прибытием на студию в Бербанке новых боссов – Майкла Айснера и Джеффри Катценберга. Последний, просматривая фактически завершённую картину, приказал вырезать оттуда целых десять минут. Несмотря на протесты Джо Хэйла, мультфильм пришлось урезать. Не знаю, стал ли он от этого лучше. Как бы то ни было, «Чёрный котёл» в итоге заметно отличался от своей изначальной задумки и не смог покрыть расходы на производство в размере 25 миллионов долларов. А на видеокассетах он появился, лишь спустя долгих тринадцать лет.

     

    Из «информационного агентства» Пита Янга пришло уведомление, что в титрах «Чёрного котла» вовсе не хотят упоминать обо мне. Только моё членство в профсоюзе заставило включить имя вашего покорного слуги в список работавших над фильмом. Джо Хэйла не особо заботило моё старание и участие в проекте, но, после уговоров, меня всё же упомянули в финальных титрах, правда, по ошибке включив в список «дополнительных разработчиков».

     

    Однако всё было не так уж плохо. Во время непрекращающихся баталий за упоминание в титрах, мистер Хэйл оказал мне бесценную услугу, предоставив свободный график работы.

     

    Долгие годы я каждое утро наведывался в бюро пропусков у входа на студию и отмечал время своего прибытия. Эта процедура выглядела так: надо было вставить свою карточку-пропуск в отсек на специальном табло, соответствующий текущему времени, дождаться, когда железный засов с лязгом откроется и вытащить карту. На обратном пути всё повторялось: чтобы открыть проход наружу, я был вынужден снова помещать пропуск в нужный отсек.

     

    На проходной я чувствовал себя жалким винтиком в большом механизме и меня это порядком доставало. Мне надоело ежедневно бегать по Аламида Авеню, сломя голову, чтобы успеть на студию ровно к девяти часам. Я так и не свыкся со всеми этими процедурами. Годы напролёт я мечтал перейти в категорию заслуженных сотрудников, обладающих привилегией свободно распоряжаться временем.

     

    В один прекрасный день я направился прямиком в кабинет менеджера по производству Эда Хансена, расположенный на первом этаже. Я хотел уговорить его избавить меня от этой рутинной обязанности – каждый день отмечать время своего прихода и ухода. И вот, я сижу напротив мистера Хансена, в старинном кресле за изящным столом из дерева. На моём лице всё та же блаженная улыбка, с которой я когда-то встретил Дона Дакволла.

     

    – Эд, я хотел спросить Вас об одной вещи… Я уже проработал здесь некоторое время. Есть ли какая-либо возможность… сделать мой график… более свободным?

     

    Эд скривил рот в усмешке и сощурил глаза.

     

    – Не думаю, Стив. Тогда тебя придётся перевести на почасовую оплату.

    – Я уже на почасовой оплате.

    – О, да. Но ты не отработал ДОСТАТОЧНОЕ количество часов.

     

    Мне стало не по себе и я покраснел. Не знаю, заметил ли это Эд. Но это было не важно, на самом деле. Тогда я спросил:

    – А сколько ещё мне нужно отработать?

    – Больше, чем сейчас. Таковы правила.

     

    Некоторое время мы сидели молча, обдумывая ситуацию. Наконец я произнёс:

    – Кто же задаёт эти правила?

    – Я.

     

    Ответ мистера Хансена привёл меня в бешенство. Я выскочил из кабинета и побежал наверх, к Питу Янгу, рассказать о происшествии, но по пути натолкнулся на Джо Хэйла, прогуливавшегося по коридору. Остановившись, я на одном дыхании выпалил ему суть инцидента с мистером Хансеном.

     

    Джо улыбнулся и сказал: «Успокойся, я постараюсь тебе помочь».

     

    На следующее утро мне позвонил сам мистер Хансен:

    – Стив, я тут подумал насчёт вчерашнего разговора. Знаешь, кажется, я МОГУ перевести тебя на свободный график. В общем, с понедельника можешь не отмечать время прихода и ухода.

    – Боже правый, спасибо, Эд! Я Вам просто бесконечно благодарен!

     

    Мне хватило ума не уточнять, что именно повлияло на решение мистера Хансена. Я не хотел выносить сор из избы, поэтому справедливо умалчивал о стороннем содействии.

     

    Таким образом, я наконец избавился от досадной необходимости с понедельника по пятницу отмечаться в бюро пропусков. И это стало причиной смешанных чувств, которые я испытывал по отношению к Джо Хэйлу. С одной стороны, мой труд едва не перечеркнули, «забыв» указать имя в титрах, а добиться правды было непросто. Но, с другой стороны, меня избавили от ежедневной пытки с железным засовом на проходной, который я был вынужден отпирать при помощи пропускной карты в строго отведённое время.

     

     

    Продолжение следует

     

     

    ОГЛАВЛЕНИЕ

     

    Глава первая. Приём на работу в Дисней

    Глава вторая. Ларри Клеммонс

    Глава третья. Команда сценаристов Диснея

    Глава четвёртая. О, старина Кен!

    Глава пятая. Вули Райтерман и его долгие собрания

    Глава шестая. Погружение в историю (часть первая)

    Глава шестая. Погружение в историю (часть вторая)

    Глава седьмая. Когда все покидали Дисней 

    Глава восьмая. Микки Руни, Перл Бэйли и Курт Рассел

    Глава девятая. Команда CalArts берётся за дело (часть первая)

    Глава девятая. Команда CalArts берётся за дело (часть вторая)

    Глава десятая. Котёл неурядиц (часть первая)

    Глава десятая. Котёл неурядиц (часть вторая)

    Глава одиннадцатая. Грызуны-сыщики и забастовки (часть первая)

    Глава одиннадцатая. Грызуны-сыщики и забастовки (часть вторая)

    Глава двенадцатая. Безнадёга и доход с мексиканских гусениц

    Глава тринадцатая. «Мышиный сыщик» набирает обороты

    Глава четырнадцатая. Зовите нас просто: Майк и Фрэнк (часть первая)

    Глава четырнадцатая. Зовите нас просто: Майк и Фрэнк (часть вторая)

    Глава пятнадцатая. Прибытие Джеффри Катценберга

    Глава шестнадцатая. Минута славы Айснера и Катценберга (часть первая)

    Глава шестнадцатая. Минута славы Айснера и Катценберга (часть вторая)

    Глава семнадцатая. Тернистый путь "Оливера и компании"

    Глава восемнадцатая. Прощай, Дисней!

    Глава девятнадцатая. "Бэзил" или "Мышиный сыщик"?

     

Комментарии

0 комментариев