Журнал

Преображение мышонка. Команда CalArts берётся за дело (часть 2)

  • Молодёжь на студии всё чаще заявляла о себе всевозможными хитроумными выходками, в этом чувствовался нарастающий протест. Работа над «Лисом и псом» не слишком воодушевляла новичков. Всех уже порядком достало упрямое старое руководство среднего звена.

     

    «Нам только и оставалось, что рисовать животных с устаревшим дизайном, представляющим помесь «Бемби» с «Леди и бродягой», только не дотягивающим до их уровня», – признался мне позднее один из приглашённых от CalArts, – «Впереди маячила грандиозная битва за «Чёрный котёл», но никто не питал иллюзий, что он окажется лучше».

     

    Несмотря на прохладное отношение приглашённых новичков, «Лис и пёс» всё же подошёл (я бы сказал, «доковылял») к последнему этапу производства. У фильма было внушительное начало и приемлемая первая часть, удовлетворительная вторая (Чифу всё же следовало погибнуть, а первая ночь Тода, проведённая в лесу, выглядела недоработанной) и хорошая третья, в которой показана жестокая схватка с медведем гризли.

     

    Глен Кин за работой над "Лисом и псом"

     

    Выпускники CalArts Глен Кин и Джерри Риз думали, что смогут «поддать жару» в эпизод борьбы с медведем и буквально «с нуля» сделали раскадровку этого эпизода. Они действительно привнесли динамику, превратив борьбу в схватку не на жизнь, а на смерть. Это не понравилось директору монтажа, посчитавшему, что ребята лезут не в своё дело и отклонившему их раскадровку. Однако ряд изменений всё же был принят, и в итоге сцена борьбы получилась более динамичной и захватывающей.

     

    Пока на студии шла подготовка новой полнометражки к выпуску, в работу включился отдел рекламы. Глава этого отдела решил, что было бы здорово выпустить обзорный документальный фильм, в котором авторы делятся своими впечатлениями от работы над картиной. Молодёжь не обошли вниманием: пригласили Тэда Стоунза (позднее ставшим продюсером и автором шоу для Disney Television Animation), меня и ещё одного аниматора – Тима Бёртона.

     

    Мы сидели на высоких стульях и отвечали на вопросы, а камера ездила по студии. Тэд отвечал очень чётко и лаконично, я запинался на доброй половине вопросов, а Тим, будучи не в кадре, постоянно строил рожи, подмигивал, передразнивал, в общем, изрядно потешался над нами. Всякий раз, когда я начинал мямлить (а это случалось довольно часто), Тим наклонялся вперёд и таращился на меня, а когда вопрос доставался ему, отвечал с поразительной лёгкостью. Когда его спросили, как он попал на студию Дисней, он ответил: «Не знаю. Однажды шёл по улице и вдруг меня – хвать! И притащили сюда».

     

    Ответы вашего покорного слуги, к сожалению, не блистали остроумием и лёгкостью. После одного из вопросов я на несколько секунд замешкался, ломая голову и пытаясь найти ответ. Когда это увидели монтажёры из отдела рекламы, то шутки ради вздумали наложить громкий «глотающий» звук в стиле Гуфи, прямо посередине моей затянувшейся паузы. Что они и сделали.

     

    Тим Бёртон демонстрирует свои выбитые зубы, 1981

     

    Мне сказали, что в среде молодых сотрудников это был самый смешной эпизод, однако я его так и не увидел. Когда один из рекламщиков поведал мне, насколько весёлым и остроумным казался Тим и насколько глупо и нелепо выглядел я, мне расхотелось идти на просмотр. Однажды я чуть было не увидел это случайно, идя по коридору третьего этажа. За дверью одной из каморок я отчётливо услышал свой голос, а после него раздался взрыв хохота. Я понял, что там просматривают злополучную плёнку, развернулся и пошёл прочь. А точнее, побежал.

     

    Премьера «Лиса и пса» состоялась в июле 1981-го, на год позже назначенного ранее срока. Бюджет картины, в итоге, составил двенадцать миллионов долларов. Помните, как Вольфганг Райтерман жаловался на избыточную сумму в семь с половиной миллионов, потраченных на «Спасателей»? Вот как всё изменилось за пять лет.

     

    Отмечать выход фильма создатели решили на просторном внутреннем дворе студии, оформленном в виде сельской ярмарки. Там были павильоны с аттракционами, продуктовые ларьки, барбекю с жареными рёбрышками и отварная кукуруза в початках. Большие квадратные столы были покрыты скатертями в клеточку, а рядом стояли раскладные кресла. Судя по всему, денег на проведение мероприятия не пожалели.

     

    Кто-то обмолвился, что приглашён сам Джон Кеннеди-младший, двадцати лет от роду, но мне не посчастливилось встретиться с ним или хотя бы его увидеть. Однако без знаменитостей не обошлось, и, когда я поставил свою тарелку с едой на один из столов и уселся в кресло, напротив я обнаружил 80-летнего Руди Вэлли, который выглядел чуть моложе библейского Мафусаила. Я попытался немного пообщаться с ним, но ничего толком не получилось.

     

    Готовую картину показывали в кинотеатре напротив импровизированной «ярмарки». Я досидел примерно до половины мультфильма, после чего моё терпение лопнуло. Знаете, когда месяцами просматриваешь одни и те же фрагменты, они начинают надоедать. Кроме того, постоянное пережёвывание напрочь лишает возможности определять, что получилось хорошо, а что не очень или требует доработки.

     

    Это состояние можно выразить словами «Я видел ДОСТАТОЧНО». Я сидел в темноте зала и слушал реплики героев, которые были написаны мною два-три года тому назад. Возникло ощущение, что вовсе не я был автором этих реплик. Это чувство рождалось из-за того, что я изменился за последние годы. Я был уже не тем молодым занудой, каким пришёл на студию и оставался в 1978 и 1979 годах. Теперь я был полноценным сотрудником империи Диснея, заработав производственные шрамы и мозоли в качестве доказательства своей принадлежности.

     

    Студия Disney Feature Animation в 1981 году ещё оставалась в составе тихой голливудской компании Walt Disney Productions, однако большинство представителей старой гвардии уже покинули её, а оставшиеся – собирались покинуть. Начинал дуть ветер перемен. Я всегда старался плыть по течению, а когда на студии появились молодые сотрудники, пытался найти компромисс между ними и старым руководством. Я не решался в открытую выражать свои взгляды, поскольку не был уверен, что смогу их отстоять.

     

    Однако весьма скоро мне предстояла проверка на прочность.

     

     

    Продолжение следует

     

     

    ОГЛАВЛЕНИЕ

     

    Глава первая. Приём на работу в Дисней

    Глава вторая. Ларри Клеммонс

    Глава третья. Команда сценаристов Диснея

    Глава четвёртая. О, старина Кен!

    Глава пятая. Вули Райтерман и его долгие собрания

    Глава шестая. Погружение в историю (часть первая)

    Глава шестая. Погружение в историю (часть вторая)

    Глава седьмая. Когда все покидали Дисней 

    Глава восьмая. Микки Руни, Перл Бэйли и Курт Рассел

    Глава девятая. Команда CalArts берётся за дело (часть первая)

    Глава девятая. Команда CalArts берётся за дело (часть вторая)

    Глава десятая. Котёл неурядиц (часть первая)

    Глава десятая. Котёл неурядиц (часть вторая)

    Глава одиннадцатая. Грызуны-сыщики и забастовки (часть первая)

    Глава одиннадцатая. Грызуны-сыщики и забастовки (часть вторая)

    Глава двенадцатая. Безнадёга и доход с мексиканских гусениц

    Глава тринадцатая. «Мышиный сыщик» набирает обороты

    Глава четырнадцатая. Зовите нас просто: Майк и Фрэнк (часть первая)

    Глава четырнадцатая. Зовите нас просто: Майк и Фрэнк (часть вторая)

    Глава пятнадцатая. Прибытие Джеффри Катценберга

    Глава шестнадцатая. Минута славы Айснера и Катценберга (часть первая)

    Глава шестнадцатая. Минута славы Айснера и Катценберга (часть вторая)

    Глава семнадцатая. Тернистый путь "Оливера и компании"

    Глава восемнадцатая. Прощай, Дисней!

    Глава девятнадцатая. "Бэзил" или "Мышиный сыщик"?

     

Комментарии

0 комментариев