Журнал

Преображение мышонка. Микки Руни, Перл Бэйли и Курт Рассел

  • Итак, Дон Блат сотоварищи покинули студию, а на повестке дня оставался проект «Лис и пёс». Шефство над проектом взял Арт Стивенс. Аниматоры, оставшиеся верными Диснею, продолжали работу, потихоньку продвигаясь вперёд. Но руководство отдела анимации всё ещё не могло прийти в себя.

     

    Пит Янг, мой приятель, работавший над первыми эпизодами «Лиса и пса», держал ухо востро и занял выжидательную позицию, которую описал так: «никогда не делись своими идеями, пока в них не будут остро нуждаться». И вот, в самый отчаянный момент, Пит вытащил свой козырь, предложив ряд превосходных решений, позволявших исправить недочёты сценария и гармонично выстроить повествование фильма. Он безошибочно угадал время, когда сценарный отдел был готов хорошо заплатить за новые идеи.

     

    Работа на третьем этаже вновь закипела. Я старался довести до совершенства новые сюжетные повороты, по необходимости внося изменения в диалоги персонажей. Студия уже определилась с озвучиванием большинства героев мультфильма. На роль совы Мамули была назначена знаменитая певица Перл Бэйли, Коппер-щенок достался Кори Фельдману, а охотник Амос Слейд – известному киноактёру Джеку Альбертсону. Озвучивать вдову Твид взялась Жанетт Нолан (отличный выбор после того, как Хелен Хэйес отказалась от своего участия в проекте), а сердитого барсука – Джон Макинтайр, супруг Жанетт.

     

    Для старого руководства Диснея отбор актёров на озвучивание ролей не составлял большого труда. В основном, полагались на знакомых, которые уже были когда-то задействованы в проектах студии. Так, озвучивать Чифа, старого пса, был приглашён Пэт Баттрэм, неоднократно участвовавший в записи голосов диснеевских героев. Туповатого дятла Бумера озвучивал Пол Уинчелл, а главного героя – взрослого лиса Тода – Микки Руни.

     

    Руни был очень многогранным и тонко чувствующим актёром. Он пришёл на проект, едва успев закончить предыдущий – «Дракон Пита», в котором снялся в роли Лэмпи, отца Хелен Редди. Если нужно было передать грусть, он мог начать говорить хрипловатым голосом с такой тоской, вздыхать и подобрать настолько правдоподобную интонацию, что поневоле казалось, будто актёр находится в полном отчаянии.

     

    Микки Руни озвучил в «Лисе и псе» взрослого Тода

     

    К записи голоса мистер Руни подходил с предельной ответственностью. Он был крайне сосредоточен и погружён в процесс работы. Но после неё он становился совсем другим человеком. За обедом в директорской столовой он мог запоем рассказывать о старом Голливуде и съёмках, о работе в театре и о своих бывших жёнах (коих у него насчитывалось целых семь штук). Собравшимся только и оставалось, что молча слушать и кивать, расплывшись в улыбке, поскольку никто не осмеливался прервать этот увлекательный рассказ какой-либо репликой.

     

    Однажды, в обеденный перерыв, к нам нагрянул Рон Миллер, исполнительный директор и, заметив Микки, спросил, как поживает его «очередная миссис Руни». Микки оторвался от тарелки с супом и произнёс: «Не так, чтобы очень, Рон. Подаёт на развод».

     

    Шутка возымела действие и вызвала смех окружающих. Рон Миллер знал, что Микки дурачится и подыграл ему:

    – У-уу! Похоже, теперь это затянется надолго, – заключил Миллер.

     

    Однако Микки не любил, когда кто-либо пытался острить в ответ на его искромётные шутки. Как-то за обедом, когда он в очередной раз потчевал нас байками о кинозвёздах, он произнёс: «Помните, что если вам удалось затащить женщину в постель, то вы, скорее всего, ЖЕНАТЫ на ней!», а мне послышалось, что «вы, скорее всего, ЖЕНИТЕСЬ на ней». Я засмеялся вместе со всеми и по глупости ляпнул: – Смелей, Микки, вперёд!

     

    Внезапно воцарилась гробовая тишина. Улыбка исчезла с лица мистера Руни, а его глаза налились гневом:

    – Так. Ты доигрался. И я не шучу. Ты реально доигрался.

    От этих слов у меня пошли по коже мурашки. Мне захотелось взять иголку с ниткой и зашить свой болтливый рот.

     

    Процесс озвучивания героев всегда был увлекательным, хоть и выматывающим. Стенды раскадровок приходилось тащить на студию звукозаписи, где приглашённых актёров знакомили со всеми подробностями сюжета и с особенностями персонажей, которых они собирались озвучивать. Актёры получали исчерпывающее представление о будущей картине, им оставалось вжиться в образ и воплотить его в голосе при помощи своего таланта. Многое подсказывал язык тела: позы персонажей в раскадровках служили ориентирами для голосового представления.

     

    Но у каждого актёра был свой подход. Пэт Баттрэм, имея за плечами большой опыт комических ролей и выступлений на радио и телевидении (не говоря уже о работе в качестве партнёра Джина Отри), был шутником и балагуром. Сэнди Дункан, озвучивавшая лисичку Викси, подругу Тода, строго придерживалась сценария и не позволяла себе импровизировать.

     

    Перл Бэйли записывает голос Мамули

     

    А подход Перл Бэйли заключался в перенесении своих черт характера на персонажа. Её переполняла творческая энергия, она отдавала себя персонажу без остатка. Перл присутствовала на студии не только во время записей, но и в промежутках между ними, оставалась после окончания рабочего дня. Однажды во время перерыва она до слёз рассмешила всех, рассказав забавный случай, произошедший с ней во время выступления на телевидении. Я сидел на соседнем стуле, и когда Перл подошла к развязке своей истории, она схватила мою голову и, хохоча, прижала к своей груди.

     

    К счастью, я уже был научен горьким опытом с Микки Руни, поэтому сохранил присутствие духа и, несмотря на пикантное положение, не проронил ни слова.

     

    Арту Стивенсу и другим представителям руководства нравилась игра мисс Бэйли, однако кое-что в диалоге Мамули с лисом Арт хотел изменить. А точнее, он собирался переписать неозвученные реплики Тода, начиная с середины диалога, оставив записи голоса Перл без изменений. Мы целый день провозились, постоянно перематывая этот диалог, озвучивая и вставляя в него разные реплики Тода, коих я заготовил великое множество, предварительно согласовав с руководством. Наконец, мы выбрали оптимальный вариант и диалог был готов.

     

    Последним в очереди на озвучивание оказался взрослый охотничий пёс Коппер. Юный мистер Фельдман хорошо справился со своей ролью щенка, но когда за дело взялся Фельдман-старший, начались проблемы. То и дело приходилось отбраковывать записи, поскольку мистеру Фельдману никак не удавалось записать реплику без оговорок или посторонних шумов. Раньше Вули Райтерман и другие руководители проекта прочили эту роль Джеки Куперу, маститому актёру, работавшему с диснеевскими героями ещё в тридцатых. Но мистер Купер запросил кругленькую сумму, которую студия была не в состоянии заплатить, поэтому пришлось искать другого актёра.

     

    Курт Рассел в процессе озвучивания Коппера

     

    Время уходило стремительно. Без звуковой дорожки нельзя было приступать к анимации, среди руководителей проекта назревала паника. И вот, когда Арт Стивенс уже был готов рвать седые волосы на своей голове, на выручку пришёл Курт Рассел и блестяще справился со своей ролью. В то время он играл Элвиса в телевизионном фильме и приходил на студию прямо в костюме и гриме из очередного эпизода. Короткая стрижка и военная форма означали, что сейчас он играет Элвиса на службе в армии. Курт был очень организован, энергичен и пунктуален – работа пошла «на ура»! Больше половины реплик его героя удалось записать буквально за один день.

     

    Мистеру Расселу потребовался всего лишь один дополнительный сеанс звукозаписи, чтобы закончить работу. К тому времени темп работы над «Лисом и псом» почти вернулся в прежнее русло и мы были свидетелями того, как сюжет фильма обретает единство и гармонию.

     

    Но оставалась ещё одна проблема, буквально сводившая с ума часть молодых работников студии (включая меня).

     

     

    Продолжение следует

     

     

    ОГЛАВЛЕНИЕ

     

    Глава первая. Приём на работу в Дисней

    Глава вторая. Ларри Клеммонс

    Глава третья. Команда сценаристов Диснея

    Глава четвёртая. О, старина Кен!

    Глава пятая. Вули Райтерман и его долгие собрания

    Глава шестая. Погружение в историю (часть первая)

    Глава шестая. Погружение в историю (часть вторая)

    Глава седьмая. Когда все покидали Дисней 

    Глава восьмая. Микки Руни, Перл Бэйли и Курт Рассел

    Глава девятая. Команда CalArts берётся за дело (часть первая)

    Глава девятая. Команда CalArts берётся за дело (часть вторая)

    Глава десятая. Котёл неурядиц (часть первая)

    Глава десятая. Котёл неурядиц (часть вторая)

    Глава одиннадцатая. Грызуны-сыщики и забастовки (часть первая)

    Глава одиннадцатая. Грызуны-сыщики и забастовки (часть вторая)

    Глава двенадцатая. Безнадёга и доход с мексиканских гусениц

    Глава тринадцатая. «Мышиный сыщик» набирает обороты

    Глава четырнадцатая. Зовите нас просто: Майк и Фрэнк (часть первая)

    Глава четырнадцатая. Зовите нас просто: Майк и Фрэнк (часть вторая)

    Глава пятнадцатая. Прибытие Джеффри Катценберга

    Глава шестнадцатая. Минута славы Айснера и Катценберга (часть первая)

    Глава шестнадцатая. Минута славы Айснера и Катценберга (часть вторая)

    Глава семнадцатая. Тернистый путь "Оливера и компании"

    Глава восемнадцатая. Прощай, Дисней!

    Глава девятнадцатая. "Бэзил" или "Мышиный сыщик"?