Журнал

ДОМ СВИНКИ И ЛИСА: РАЗГОВОР С РЕЖИССЁРАМИ «ХРАНИТЕЛЯ ПЛОТИНЫ»

  •  

     

    «Хранитель плотины» - это история о молодом поросёнке, который несёт на себе бремя ответственности охранять граждан своего маленького городка от токсичных газов, что скрываются за его пределами. Эта задача выделяет его из общества, и он неизбежно становится жертвой недоверия и равнодушия граждан города. Этот фильм – настоящее эмоциональное путешествие. Он затрагивает ключевые вопросы, которые должно рассматривать и решать каждое общество. В нём есть глубина. Это история, которую стоит рассказать, и фильм, который стоит смотреть снова и снова.

     

    ОТКРЫВАЯ НОВЫЕ ГОРИЗОНТЫ

     

    Robert и Dice сделали превосходную работу. Они продвигают свой фильм через фестивали, интервью и свои собственные социальные медиа-платформы. На сегодняшний день «Хранитель плотины» уже выиграл двадцать международных фестивальных премий. Роберт и Дайс много рассказывают о закулисье проекта, в частности, о работе команды, а так же публикуют ранние тестовые версии на своём канале YouTube. Вы даже можете прослушать всю партитуру фильма. Нет никаких сомнений, что будущее «Tonko House» выглядит светлым. Но где же это всё началось? Как они сюда попали? Я сажусь рядом с Робертом и Дайсом, чтобы услышать их историю.

     

    Daniel: Для тех, кто не в курсе, можете ли вы немного рассказать нам о себе и фильме, о котором мы сегодня будем говорить?

     

    Robert: Я Роберт Кондо.

     

    Dice: Я Дайс Цуцуми.

     

    Robert: И мы оба руководили созданием 18-минутного короткометражного мультфильма «Хранитель плотины». Мы бывшие арт-директора Pixar. Мы оба работали арт директорами прежде чем взять на себя задачу написания сценария. Над фильмом мы работали около года и 9 месяцев. Год ушёл на написание сценария, девять месяцев – на производство фильма вместе с командой «Хранителя плотины».

    В начале производства: рисунок деталей ландшафта города, который защищает свинка.

     

     

    Daniel: «Хранитель Дамбы» был начат как проект Кооператива Pixar. Вы можете объяснить, что это значит?

     

    Dice: Это действительно удивительная программа, которая есть в Pixar. В основном компания полностью поддерживает творческие начинания своих сотрудников за пределами их работы в Pixar. Если вы работаете над вашим личным проектом в свободное время, вы можете использовать компьютеры и оборудование студии. Таким образом, они призывают вас создавать ваши собственные вещи, будь то короткометражные фильмы  живого действия или же анимационные фильмы. Независимо от того, что вы хотите сделать – они поощряют вас сделать это. Мы действовали в рамках этой программы, что позволяло нам использовать некоторое компьютерное оборудование и редакцию паплайна. Мы даже использовали возможности студии для работы с голосовыми записями.

     

    Часто, работая в определенных студиях, не так просто сделать свой собственный проект, потому что, если вы работаете по найму, всё, что вы делаете творчески, в некоторой степени всё равно принадлежит компании, на которую вы работаете. В этом плане Pixar невероятен. Они очень стараются убедиться, что не касаются личного творческого процесса своего сотрудника.

     

    Robert: Это программа, которая сосредоточена на образовании. Она призывает людей выйти из своих повседневных обязанностей на студии Pixar, выйти из зоны комфорта и действительно попробовать что-то новое, изучить другие аспекты кинопроизводства. Это было так не похоже на нас. Мы были арт-директорами, которые в тот момент работали над несколькими фильмам, и мы действительно почувствовали, что достигли той точки, когда нам стало любопытно всё то, чего мы не знаем. Мы поняли, что знаем достаточно много, чтобы знать, сколько всего о кинопроизводстве нам не известно даже после десяти лет работы в этой отрасли. Программа была для нас замечательна, потому что она заставила нас выйти из зоны комфорта художественного отдела, взять на себя роли сценаристов и режиссеров, да и просто пройти весь путь создания мультфильма в надежде, что это на самом деле сделает нас лучшими художественными руководителями, чем мы есть сейчас. Я бы сказал, что за всем этим стояли реальные амбиции.

     

    Daniel: Это был первый короткий мультфильм, созданный вашей новой студией «Tonko House». Что вдохновило при выборе названия студии?

     

    Dice: Найти  название для нашей новой компании было действительно очень трудно. Каждый раз, когда мы пытались придумать легко звучащее название, оказывалось, что кто-то его уже использует. Мы хотели найти что-то оригинальное и одновременно понятное людям, но как только удавалось что-то придумать, оказывалось, что это либо уже используется кем-то, либо попросту плохо работает как название. Либо имя занято, либо мы не можем придумать оригинальное и звучное название… И тогда мы решили сделать что-то абсолютно бессмысленное. Была такая идея. Хотя нам всё равно хотелось, чтобы название что-то означало. Таким образом, «Tonko» - это полная бессмыслица, однако «Ton» на японском значит «свинья», а «Ko» значит «лиса». Это какого-то рода, старые способы произношения «свиньи» и «лисы», и в сочетании друг с другом на японском языке ничего не значат. Так что «TonkoHouse» означает «Дом свиньи и лисы».

     

     

    Robert: В целом, мы хотели бессмысленное название, так как надеялись поместить в него значение по мере производства фильмов. Так как мы делаем проекты, будем надеяться, «TonkoHouse» обретёт свой смысл.

     

    Макет Свинки, слепленный  художником-ветераном мультипликации, Andrea Blasich.

     

    Daniel: Я слышал из достоверного источника, что здание «TonkoHouse» в прошлые годы использовали и другие художники PIXAR, чтобы осуществлять свои творческие начинания. Слышали вы что-нибудь об этой истории?

     

    Robert: Мы были в полном неведении. Мы не знали, пока Jan Pinkava не пришел к нам в гости и не сказал, что он был в офисе в том же здании. Для нас, практически, это помещение имело нужный нам размер по разумной цене. Мы оба местные и живём недалеко от студии в пределах велосипедной поездки, что тоже имеет значение.  Но мы были очень рады услышать, что Jan был когда-то в этом месте, потому что он - творческая личность, и мы действительно с нетерпением ждём любой возможности с ним поговорить. Это очень поучительно для нас. До нас доходили слухи, что Tony Fucile тоже был здесь, и… Я не знаю, сейчас мы просто создаём миф (смеётся). Но для нас было очень интересно узнать, что это здание имеет такую историю.

     

    Daniel: Какой опыт вы извлекли, управляя студией и одновременно пытаясь внести свой художественный вклад в ваш первый фильм?

     

    Robert: Я думаю, нам всё ещё с трудом удаётся совмещать одно с другим. «Хранитель плотины» был новой вещью во многих смыслах. Я хотел бы сказать, что мы проделали большую работу как в плане управления, так и в творческом плане. Мы очень гордимся работой, которую сделала наша команда. В этот период нашей жизни, когда мы двигались вперёд, чтобы учиться и расти, мы были очень счастливы. Как и любой художник, вы никогда не находитесь в таком месте, где чувствуете себя комфортно в творческом плане. Это были своего рода попытки найти баланс. Баланс не только между созданием новых проектов и работой в студии, но и баланс за пределами жизни студии. Таким образом, создание «Хранителя плотины» было постоянной борьбой, согласованием этих трёх важных вещей.

     

     

    Я думаю, что настоящая борьба – это, своего рода, неожиданность. И мы много готовились к этому. Мы работали с удивительными продюсерами (Duncan Ramsay и Megan Bartel), которые просто невероятно умели организовать фильм и людей, и нашу жизнь. Теперь мы делаем наш собственный Tonko House лишь вдвоём и очень сильно по ним скучаем. Мы скучаем по ним как по людям и продюсерам, так как они помогли организовать баланс между управлением студией и творческим вкладом в кино. Таким образом, они действительно сберегли наше время. Они хотели удостовериться, что мы всегда были свободны творчески и имели силы творить. По сей день я знаю, что они сделали вещи, которых мы не знаем, которые был трудны, и они думали, что было бы лучше, что бы мы о них просто не знали.  За это я им бесконечно благодарен. Теперь, когда нас только двое, мы гораздо больше узнаём о всех этих вещах.

     

    НЕТ ПУТИ НАЗАД

     

    На протяжении производства «Хранителя плотины», команда «Tonko House» полностью полагалась на неполный рабочий день и сотрудников-добровольцев. Ни один человек не работал полный рабочий день. Это составило многочисленную команду для короткометражного фильма, чтобы сделать работу вовремя. Поскольку некоторые члены команды были волонтёрами, Dice и Robert хотели удостовериться, что эти добровольцы собирались получить опыт работы, художественное усовершенствование и личное обогащение.

     

    Daniel: Сколько людей у вас было в команде «Хранителя плотины» на пике создания?

     

    Dice: Около 70 человек; это была большая команда. Самая трудная часть состояла в том,  чтобы убедиться, что мы получаем лучшее из каждого отдельного человека в команде. Поэтому обычно управлять небольшой группой гораздо легче. У нас была большая команда, так как мы не могли получить полной отдачи ни от кого: каждый имел постоянную работу в течение дня. Наши продюсеры проделали фантастическую работу, чтобы убедиться, что мы взяли достаточно от каждого человека. Таким образом, для короткометражного фильма это очень большая команда.

     

    Композиторы Matteo Roberts, Zach Johnson с дирижёром Minna Choi.

     

    Daniel: У вас было много работников на  неполный трудовой день и волонтеров. А были ли люди, работающие над проектом удалённо из разных частей мира?

     

    Robert: Да, наши композиторы были фактически в Висконсине, и они на самом деле часть группы под названием "PHOX", которая путешествует по всему миру прямо сейчас. Мы связывались с ними с помощью Skype и говорили о музыке и фильме.

     

    Dice: Они фактически писали песни в дороге, потому что путешествуют в фургоне. Они писали их, пока путешествовали, и присылали их нам, когда добирались до места, где имели возможность подключиться к Интернету.

     

    Robert: Не было никого дальше этих ребят.

     

    Dice: И Хиро…

     

    Robert: Да, наш ведущий художник, Yoshihiro Nagasuna, работал из Японии.

     

     

    НУЖНЫЕ ЛЮДИ

     

    После многих лет работы в Pixar, у Дайса и Роберта была профессиональная сеть, которая включала некоторых самых талантливых художников в мире. Поиск талантов, чтобы помочь им завершить проект не было бы проблемой. Но это было больше, чем просто поиск таланта. Они хотели единомышленников, которых они знали и которым доверяли. Им нужны были люди, которые хотели решить те же задачи, что ставил перед собой проект. Первые люди, которых они приняли на работу, были самыми важными. Они сформировали основную группу, которая была важна для руководства вплоть до финишной черты «Хранителя плотины».

     

    Daniel: К кому из Ваших коллег из Pixar вы обратились за помощью в первую очередь и почему?

     

    Robert: два продюсера, о которых мы говорили, были координаторами, с которыми мы работали  в Pixar. Были также люди, которые пока не имели возможности произвести что-либо в Pixar, но мы были рады любому сотрудничеству с ними, так как многому научились у них. Они контролировали многие ситуации и умели находить эффективные решения проблем с позиции управления, оставаясь при этом хорошими людьми. Мы восхищались ими в течение долгого времени, и говорили с ними о производстве нашего проекта.

     

     

    Dice: такие люди как наши продюсеры Duncan Ramsay и Megan Bartel, наш контролирующий аниматор Erick Oh и редактор Bradley Furnish – те, кто был вовлечен в процесс с самого начала, и на кого мы полагались больше всего. Когда мы искали этих основных членов команды, мы искали людей, которые были с нами в одной лодке: целеустремлённых, страстных. Но они ещё должны были многое доказать. Они не только сделали всю работу, что мы просили их сделать. Erick, находящийся в контролирующей роли, продюсеры  Duncan и Megan, а также Bradley, который редактировал весь фильм один - каждый взял на себя задачу достичь нового уровня. Мы прежде никогда не руководили проектом, и  никто не смотрел на нас, как на людей, обладающих такими данными. Мы все должны были доказать себе, что сможем это сделать. Это было причиной, по которой нам подошли эти ребята.

     

    Daniel: Было ли такое, что кто-либо из ваших коллег в Pixar приходили к вам с помощью и, в конечном счёте, присоединялись к работе над фильмом?  

     

    Dice: К счастью, много людей было заинтересовано нашим проектом. Многие из наших щедрых друзей, с которыми мы работали, предлагали свою помощь, и многие из них в конечном итоге присоединялись к нам. Эта философия была у нас с самого начала. Мы хотели убедиться, что «Хранитель плотины» будет полезным опытом для всех и было бы несправедливо просто получить пользу от кого-то только потому, что он твой друг. Конечно, мы получили большую пользу, но мы хотели придерживаться этой философии. Даже если бы у нас были особо щедрые предложения помощи, мы бы не воспользовались ей, если бы не были уверены, что человек также извлечёт пользу для себя. Очевидно, у Pixar есть тонны талантливых людей, все из которых готовы поделиться своим свободным временем. Мы не могли быть менее благодарными.

     

     

    Daniel: Можете рассказать немного о «Маленьком голландском мальчике», и как он повлиял на «Хранителя плотины»?

     

    Robert: Это больше, чем просто адаптация. «Маленький голландский мальчик» был сказкой, которую мы перечитали, пока писали свою историю. В какой-то момент нам действительно было немного трудно. Мы сделали три-четыре различных варианта сюжета, разговаривая об историях из нашего детства. К «Маленькому голландскому мальчику» мы пришли потому, что всем нравилась идея этого ребёнка, который взял на себя ответственность спасти город. Нам понравилась эта идея, как ежедневная ситуация для нашего героя. Что, если на свинке будет лежать ответственность спасать город каждый день? Таким образом, мы были вдохновлены этим.

     

     

     

    Dice: До этого момента, каждый рассказ, что мы написали делал главного персонажа незаметным героем. Но у нас была другая проблема. Каждый наш рассказ был очень сложным. Мы не могли уместить его в маленький формат. Мы слышали о многих режиссёрах, которые впервые создают свой проект и попадают в ловушку, превращающую проект короткометражки в проект художественного фильма. «Маленький голландский мальчик» намекнул нам, что история не должна быть сложной. Она может быть очень простой и интересной. Но основную идею «незаметного героя» мы решили оставить.

     

    Daniel: Я не знаком с народной сказкой сам, и мне любопытно, эту историю вы нашли, ища вдохновение, или же вы действительно слышали её в детстве?

     

    Robert: Да, определенно, это была история, которую я читал в детстве. Мы обсуждали все эти вещи, когда дошли до точки отчаяния, где решили просто вернуться к тем вещам, которые любим. И это была одна из историй, которые нам подошли.

     

     

    Daniel: Вы оба развили очень специфичные стили живописи. Как вы учили команду рисовать в этих стилях?

     

    Robert: Неожиданно, это был один из самых приятных моментов в создании этого фильма. Мы подошли к этому очень серьезно. Dice и я начали проект. Мы работали вместе, и мы не производили много работы. Поэтому мы решили взять к себе пять молодых художников сразу. Мы решили, окей, устроим небольшой учебный лагерь, с утренней живописью и несколькими натюрмортами. На самом деле, это очень страшно, приостановить производство примерно на месяц.

     

    Мы были не в состоянии работать, так как много времени проводили с ними, говорили о живописи и о том, как «видеть» то, что собираешься рисовать. Таким образом, мы продолжали двигаться вперёд. Мы ходили на пленэры, рисовали по утрам, давали им упражнения. И это тогда, когда я, Dice и продюсеры очень взволновались за окончание фильма. Все просто начали производить намного больше работы, чем мы ожидали. Мы вдруг начали производить кадры гораздо быстрее. Всё это просто обернулось в нашу пользу.

     

    Dice: Мы действительно поняли, насколько люди могут вырасти в такой короткий промежуток времени. Мы не ожидали, что они смогут добраться до такого уровня. Они были голодны, вдохновлены и полны решимости добраться туда, где они должны быть. Без их помощи мы бы не закончили фильм. Они так сильно выросли, что мы не думали, что такое было возможно.

     

     

    Мы работали в большой студии с талантливыми людьми на протяжении многих лет, и это как раз то, что мы хотели перенять от нашей большой студийной системы. Иногда в этом бизнесе, мы можем увязнуть в качестве портфолио, насколько хорошо оно выглядит, и насколько хорошо подготовлено. Мы большее внимание уделяли не просмотру сырых портфолио и даже сырых личностей, а тому, как эти люди подходят к самой жизни, какова их трудовая этика. Эти вещи на самом деле важнее, особенно при работе с молодёжью. Нам повезло, что люди, работавшие над «Хранителем плотины», были исключительно талантливы. Но свои знания они заработали как раз потому, что были так увлечены и голодны.

     

     

    “Возвращаясь к основам …. Наши молодые живописцы делают быструю “жизненную живопись или натюрморт?” когда есть время познакомиться с нашими персонажами. Рисование этих персонажей широкими, простыми мазками может быть довольно сложным” – «Хранитель плотины», Страница Facebook

     

    Robert: Когда мы собрались сделать этот фильм, самым важным было видение. И мы были готовы пожертвовать внешним видом фильма только, чтобы сделать это и получить новые знания. Это был наш первый проект, и он не собирался быть совершенным. И удивительная вещь, они сделали визуальную часть фильма лучше, чем мы когда-либо ожидали. Из-за характера их роста, были моменты, когда мы должны были оторвать их от кадров и сказать, что это всё сделано потому, что они действительно были очень увлечены. Я думаю, что все мы чувствуем, что изучаем что-то новое просто делая свою работу. Мы много получили от них с точки зрения уровня энергии внутри студии, и эта энергия позволила довести проект до конца. Я думаю, что мы многое дали им в самом начале и, в итоге, они сами проложили себе дорогу туда и обратно.

     

     

    Daniel: Вам предстоит курс Schoolism о ваших техниках живописи. Эта идея родилась во время обучения новобранцев на вашем проекте или же школа сама обратилась к вам с предложением организовать курсы?

     

    Robert: Это было немного другое. У нас всегда было стремление преподавать. Делиться тем, что мы знаем до этого момента. Мы должны были провести инвентаризацию, подвести итоги, потому что нас двое. Мы должны были говорить о том, где мы находимся. Bobby Chui, который работает в Schoolism, пришёл к нам как раз в то время, когда мы искали правильный путь делиться своими знаниями. Подход Бобби, его философия образования и вера в то, что он пытается сделать нечто широкомасштабное, соответствовали основной миссии «Tonko Home». Таким образом, нам очень нравится как Bobby, так и Schoolism. Нам кажется, что он делает большое дело для международного сообщества, и мы чувствовали, что это очень нам подходит.

     

    Мы хотели иметь возможность учить первый класс вместе, потому что присутствие нас обоих заставляет быть объективными. Вы не можете легко и просто смести вещи под коврик и сказать: "О, да, я просто делаю это так ..." Есть много способов, которыми я и Dice будем конкурировать друг с другом и спрашивать: "Что ты только что там сделал? Нам нужно об этом поговорить, так я думаю, что недостаточно в этом разобрался". Так, преподавание заставило нас общаться намного больше о том, о чём за последние шесть лет совместной работы над большим художественных фильмами, у нас не было возможности поговорить.

     

    Таким образом, это была не только возможность для нас как студии, но также и сильное желание разделить наши знания с сообществом школы. И это - большой эксперимент. Посмотрим, что из этого получится. Мы с нетерпением ждем обратной связи о том, как  структурирован класс.

     

     

    Dice: Мы показали ему, как проходило обучение команды «Хранителя плотины». Роберт сказал в своё время: «Давайте убедимся, что сделаем этот учебный курс так, как будто он предназначен для будущих работников «TonkoHouse» Это не просто курс о том, как рисовать как мы. Он о самом подходе к концепции дизайна, о том, как увидеть цвет и свет, чтобы рассказать историю. И мы хотим рассказать именно об этом аспекте. Поэтому преподавать надо вместе, ведь именно так курс будет исходить именно от TonkoHouse , а не только от меня или Роберта. Таким образом, наш класс, может быть, немного отличается от других онлайн-курсов, потому что действительно включает в себя философию компании. И в будущем, надеюсь, люди, обучавшиеся в этом классе, смогут помочь нам в новых проектах. Вот примерно так мы и оказались там.

     

    ПРОЩАЛЬНЫЙ СОВЕТ

     

    Я не мог позволить Роберту и Дайсу уйти, не спросив очевидный вопрос. Вопрос, который хочет задать каждый амбициозный художник. В конце концов, они не просто сняли короткометражный фильм. Они оставили Pixar, открыли свою собственную студию, сделали 18-минутный короткометражный фильм, и в процессе привлекли внимание Академии кинематографических искусств и наук. Это, по меньшей мере, очень вдохновляющая история, и это только начало. Какой совет они могут дать всем тем, кто мечтает направить свои  собственные идеи в той же манере, видя команду голодных художников, подтолкнуть их реализовать мечты?

     

    Daniel: Какой совет вы можете дать студентам и работающим специалистам о наградах и жертвах, уходе из студии, открытии собственной студии и создании своих собственных проектов?

     

    Robert: Такие решения ставят вас в другой менталитет, другой мир, где система поддержки исчезает. В этом есть что-то освобождающее и что-то ужасающее. Система поддержки сверху ушла – это значит, что вы должны быть ответственны за все решения, которые принимаете, жить и умирать за них в процессе производства. Наши семьи дают нам невероятную поддержку. Кроме того, они понимают риски, на которые мы идём, занимаясь своим собственным проектом. Всё-таки, работа должна приносить доход, но я чувствую, что работа, которую мы делаем, сейчас так же важна как и то, кто мы как люди.

     

    Я работал в этой сфере в течение двенадцати лет, и мне потребовалось двенадцать лет, чтобы действительно найти себя. Компания Pixar действительно помогла мне в этом и предоставила безопасное место, чтобы совершать ошибки. Покинув Pixar, я не ушёл из этого места, так как на самом деле именно оттуда я перенял всё, что знал о кинопроизводстве, и компания была настолько добра, что помогла мне «выйти наружу» и попытаться сделать что-то самостоятельно. Такое чувство, будто я покидаю среднюю школу и собираюсь в колледж в том смысле, что Pixar является невероятным местом с невероятными ресурсами и невероятными людьми, и я что-то узнал от каждого из них. И теперь я чувствую, что мы находимся в месте, где должны применить всё, что узнали и открыть для себя новые горизонты. Это действительно важно для нас, где мы находимся в нашей карьере.

     

     

    Что касается совета, то он  действительно относится к этому чувству. О, почему? Почему вы это делаете? Почему вы работаете в этой студии? Почему создаёте собственную? Почему покидаете студию? Это простые вопросы, но мы провели много времени, задумываясь о том, почему мы всё это сделали. Ответить на этот вопрос трудно, независимо от того, где вы находитесь. Вы должны спросить себя, кем вы хотите быть как человек и как художник. Это страшно, столкнуться с этим вопросом лоб в лоб. Я слышал много художников, которые разочарованы тем, что делают в больших студиях. Такие моменты были и в моей карьере. Но оглядываясь назад, я понимаю, что это была пустая трата времени. В такие моменты мне нужно было задать себе один вопрос: «Что я получу от этого?» Как художник, работающий на студии, что я получаю из этого, и почему я это делаю? Так что я не трачу время на размышления о том, что кто-то, кроме меня, ответственнен за мой рост, обучение и вклад в кинопроизводство.

     

    Dice: Это правда. Если мы просто сосредоточимся на этом «почему?». К сожалению, я  добрался до этой реализации гораздо позже. Я работал в бизнесе немного больше, около шестнадцати лет, и, наверное, больше ориентировался на то, что  делал на ранней стадии моей карьеры. В течение последних шести месяцев, как мы покинули Pixar, мы продолжаем говорить о «почему?». Почему мы вообще делаем анимацию? Почему мы создаём арт или фильмы? Вместо того, чтобы делать, мы реально сосредоточились на том, почему мы это делаем. И если бы я задумался об этом «почему?» на более ранней стадии моей карьеры, я думаю, мне было бы намного легче найти свой путь. Это действительно не про уход из студии, или работу на большой студий, или самостоятельную деятельность. Все эти вещи не имеют значения, пока вы не знаете, почему вы это делаете. Это то, о чём мы постоянно спрашиваем себя, независимо от того, куда идём и что делаем. Это самое главное. Мне кажется, что начинающим молодым аниматорам и художникам-мультипликаторам этот вопрос поможет найти свой путь.

     

    Daniel: Каким вы видите Tonko House через пять лет?

     

    Robert: Я надеюсь, что через пять лет мы можем оглянуться назад и сказать, что мы рассказали столько историй, сколько могли бы. Будучи художниками, которые использовали свои навыки в живописи и иллюстрации, чтобы сделать фильмы, мы поняли, сколько практики требуется, чтобы добраться до того места, где вы сможете полностью использовать кинопроизводство для самовыражения. С иллюстрациями и живописью мы добрались до такого места с, где мы чувствуем, что определенно ещё не освоили эти сферы, но нам уже достаточно комфортно, чтобы самовыражаться во время творческого процесса. Чтобы перенести то, что находится в наших головах и сердцах, на экран. И я должен сказать, что как рассказчики сейчас мы чувствуем, что сделали наш первый рисунок. Мы смотрим на него и думаем, что может быть лучше. Давайте поспешим убрать это и доберёмся до нашей следующей цели. Я надеюсь, что через пять лет у нас будет несколько хороших фильмов, может быть, некоторые получатся плохими, но мы будем в месте, где нам комфортно как рассказчикам и больше узнаем о себе, как о людях. Какие истории мы способны рассказать, и какие должны рассказывать. Если через пять лет мы окажемся в месте, где точно будем знать, какую историю хотим рассказать сейчас и как именно собираемся это сделать , а также сможем лучше справляться с новыми проблемами благодаря лучшему пониманию кинопроизводства, я буду очень счастлив. Быть над тем обрывом, где мы всё ещё волнуемся при создании фильма, но имеем как можно больше готовых историй за плечами.

     

    Dice: Независимо от того, что мы сделаем и насколько большой станет студия, мы не потеряем причину, почему мы этим занимаемся. Надеюсь, все, кто присоединяется к нам в будущем, разделит эту умную мысль. Так что, есть цель, это всё не просто так. Да у нас есть фильмы или телевизионная реклама на заказ. Мы должны делать что-то для получения дохода, так как нам необходимо кормить свои семьи, но, надеюсь, мы всегда будем возвращаться к нашему «почему?». И не только мы или наши сотрудники. Даже наша аудитория поймет, почему мы делали это.

     

    Robert: Мы должны поддерживать связь ещё пять лет (смеётся).

     

    Daniel: Есть ли какие-либо предстоящие события, связанные с  «Хранителем плотины» или Tonko House, о которых вы хотели бы сказать всем?

     

    Роберт: Мы рады о поднятии «Хранителя плотины» на следующий уровень. В начале следующего года мы также будем работать с местными школами и некоммерческой компанией, чтобы создать учебный план, опираясь на «Хранителя плотины» и поговорить о некоторых проблемах, которые поднимает фильм. Поговорить о кино. Мы очень рады по этому поводу. Есть группа людей, которые действительно упорно трудились и думали о том, что «Хранитель плотины» может иметь образовательный потенциал. Таким образом, мы надеемся, что ваши читатели следят за этим. Dice и я много работали с некоммерческими группами, и мы рады, что у нашего творения есть возможность стать частью образовательного процесса. Так что всё это выйдет в начале следующего года.

     

    Источник: http://onanimation.com/2014/12/22/house-of-pig-and-fox-a-conversation-with-the-dam-keeper-directors-robert-kondo-and-dice-tsutsumi/

Комментарии

0 комментариев